Ребе и император

imagesCAMZUPELНеожиданный вопрос: была ли связь между Алтер Ребе и Наполеоном Бонапартом, и если да – то какого рода?
Оказывается, обе эти личности, так не похожие друг на друга, не только жили в одно и то же время, но и вели своего рода невидимый глазу поединок, и, возможно, эта война и была самая настоящая и главная, хотя и происходила за кулисами событий.
Ровно 201 год назад, на исходе шабата 24 тевета 5573 года по еврейскому летоисчислению (1812 год), ушла из этого мира душа праведника рабби Шнеура-Залмана из Ляд, автора Тании и Шулхан аруха, которого тепло называли Алтер Ребе. Однако он умер не в глубокой старости, «насытившись днями» и удовлетворенный прожитой жизнью, а во время торопливого изнурительного бегства от Наполеона и скитания по дорогам в разгар российской суровой зимы, несравненно более тяжелой, чем любая снежная «буря» в горах Эрец-Исраэль.
Как известно, в своем ненасытном стремлении покорить весь мир и властвовать над всеми народами Наполеон Бонапарт довольно быстро покорил почти всю Европу, а затем, летом 1812 года, вторгся в пределы России. Уже зимой 1813 года, когда французские войска начали приближаться к городку, где проживал Алтер Ребе, он, посадив всю свою семью на телеги, торопливо отправился вглубь страны, лишь бы не попасть под оккупацию французов. Сильная тревога за судьбу всех евреев вместе с неизбежными тяжелыми лишениями беженцев приблизили кончину цадика, а по его собственным словам и свидетельству его потомков, эти события отняли у него десять лет жизни.
На протяжении все этой войны Алтер Ребе проявлял непоколебимую преданность царю Александру. Он молился за здравие русского монарха, и не для видимости, а от всего сердца. Но этим его поддержка не ограничивалась. Он поддерживал постоянную связь с высшими чинами русской армии и помогал им своими знаниями о местонахождении врага и его планах. Один из его выдающихся хасидов по фамилии Майзлиш, рискуя жизнью, занимался разведкой, работая переводчиком прямо в штабе Наполеона! Русские, в свою очередь, были благодарны Ребе за это.
Известно, что сам Наполеон придавал большое значение лидерам еврейского народа, и рассказывается, что он прилагал огромные усилия, чтобы войти в контакт с Алтер Ребе, однако тот сделал все возможное, чтобы этого не случилось. Он даже тщательно проследил, чтобы ни одна из его личных вещей не осталась в доме, из которого он был вынужден поспешно бежать от французов (что напоминает историю с нашим праотцем Яаковом, вернувшимся в лагерь, из которого перед тем увел свою семью и вынес имущество, чтобы забрать кое-какую забытую мелочь)!
Молиться за благополучие властей
Еще до того как мы прокомментируем этот необычный поединок, в котором одна сторона желает встречи, а другая уклоняется от этого, сначала спросим: почему рабби Шнеур-Залман так решительно поддерживал Россию? Ведь, как известно, ни до Алтер Ребе, ни после него еврейскому народу не жилось слишком сладко «в гостях у русского медведя»…
Самое простое объяснение того, что во всех странах изгнания, к какому берегу ни прибивались бы, мы руководствовались золотым правилом – хранить верность существующему режиму. И так сказал пророк Ирмияу евреям, изгнанным в Вавилон: «И просите мира для того города, в который Я изгнал вас, и молитесь за него Ãвайе, ибо при его благополучии и вы будете благополучны», и мудрецы велели: «молитесь за благополучие властей», и отсюда вытекает постановление молиться за благополучие и успех властей и царя (эти молитвы занесены в сидур). То есть мы в принципе патриотичны и верны властям и желаем победы стране, в тени которой нашли укрытие, даже если и во многих отношениях эта тень весьма черна…
Но в этой истории речь идет о гораздо более широких соображениях. Рабби Шнеур-Залман вынес решение, что будет лучше для самих евреев, если они будут жить под властью российского самодержца, а не Наполеона. Следует отметить, что на эту тему были большие разногласия между хасидскими цадиками того поколения. Большинство их считали – в отличие от Алтер Ребе – что будет лучше, если французы победят. Они надеялись, что это будет «война Гога и Магога», которая перевернет мир и приблизит наступление Геулы (даже если и будет сопровождаться многими страданиями). Так считали, например, Магид из Кожниц и рабби Менахем Мендл из Рыманува. Циники, возможно, посмеются: кто их спрашивал?! Но мы знаем, что Провидение Творца считается с мнениями цадиков, поэтому между рабби Шнеур-Залманом и рабби из Рыманува и его сторонниками было настоящее соперничество, чье мнение будет принято Наверху и чья молитва окажет более сильное воздействие. Согласно хабадской традиции, главное «сражение» произошло в Рош а-Шана 5573 года, ведь в Рош а-Шана выносится вердикт Небесного Суда на весь наступающий год, и в особенности касательно войн между державами. В тот день Алтер Ребе, встав рано утром, первым делом протрубил в шофар (это главная мицва Рош а-Шана), концентрируясь на мысли о поражении Наполеона, опередив своих соперников, которые были заняты основательными и длительными приготовлениями к этой мицве. И тогда все праведники почувствовали, что Небесным Судом вынесено решение: Наполеон падет!
Порабощения державами предпочтительнее разнузданной «свободы»
Роль рабби Шнеур-Залмана в той войне не сводится к уклонению от встречи с Бонапартом или помощи русским в тактике. Он вместе со своими сторонниками фактически стоял во главе кампании и прямо влиял на самые судьбоносные стратегические решения.
Но почему он выбрал сторону русского царя?
Вот письмо, написанное им самим тому хасиду-разведчику: «Если Бонапарт победит, Ам Исраэль будет намного богаче и станет более уважаем, но отделятся и отдалятся (вплоть до отчуждения) их сердца от Отца Небесного. Если же победит наш господин Александр, хотя и усилится бедность, и Ам Исраэль станет более унижен, но приблизятся, привяжутся и прилепятся их сердца к Отцу Небесному».
Вот две опции на чашах весов, одна тяжелее другой, хрен редьки не слаще… Человечество стоит на развилке истории, на стыке старого мира средневековья и мира нового, многообещающего. Французская революция претендует на роль глашатая конца исторического этапа – периода феодализма, деспотизма и порабощения, конца гнета власти христианства, конца невежества и суеверия, чтобы на их место пришли «свобода, равенство и братство» и промышленная революция, радикально изменяющие жизнь. От успехов завоеваний Наполеона веют новые ветры по всему миру. Ломка старых перегородок и закоснелых взглядов на жизнь несет на своих крыльях надежду и для евреев – эмансипация! Уже близок день, когда и у вас будут равные права со всеми и вы сможете вписаться в современный мир, в котором все люди равны.
И действительно, Наполеон действовал в этом духе и в период своего властвования улучшил положение евреев.
Допустим, что все эти красивые обещания будут выполнены, но станет ли этот новый мир лучшим для нас? Ведь мы хорошо знаем, что параллельно с получением евреями равных прав и улучшением условий их жизни в западных странах начался процесс духовного падения во всем, связанном с иудаизмом. Вот эта печальная зависимость: чем больше гражданских прав получают евреи и чем выше их светское образование, тем сильнее отход от традиций, ослабление соблюдения Торы и заповедей, вплоть до полной ассимиляции. Еврейские лидеры всех течений в иудаизме распознали угрозу ассимиляции и чрезвычайно страшились ее: «не нужно мне ни меда твоего, ни яда твоего».
С другой стороны, с русским царем, «господином нашим Александром», олицетворяющим старый мир, мы получим средневековье в его «лучшем виде», без никаких иллюзий – российское самодержавие было и будет плохим для евреев: «усилится бедность, и Ам Исраэль станет более унижен», но иудаизм расцветет. Противоречие? Нет. Это и есть подлинное добро для евреев. Стены гетто, ненависть окружения и отчужденность будут надежно хранить еврейскую общину от ассимиляции, и дух атеистического «образования» не проникнет с легкостью в крепости иудаизма.
Можно указать как на конкретный источник в Торе, согласно которому рабби Шнеур-Залман решил спор в пользу русского царя, на строфу, описывающую заключение брит бейн а-бтарим (союза), когда Аврааму Авину было сообщена весть о горьком галуте его потомков – «и будут угнетать их четыреста лет». Говорят мудрецы, что Святой Благословенный велел Аврааму выбрать, как именно наказать его потомков, если они не будут соблюдать Тору: посредством геhинома (ада) или порабощением властью других народов. «Авраам Авину сидел потрясенный весь тот день, [не решаясь], что ему предпочесть – геhином или порабощение?» Ему, человеку милосердному, доброму и любящему (по свидетельству Самого Б-га), было тяжело решить, какой вариант предпочесть, но, в конце концов, он однозначно отдает предпочтение порабощению, ведь только так можно сохранить вечность и уникальность еврейского народа.
Бежать от Змея
Решение Алтер Ребе бежать от Наполеона напоминает события, о которых мы читали в недельной главе Шмот (последней недельной главе в жизни рабби Шнеур-Залмана), – реакцию Моше Рабейну на змею. Всевышний велел Моше бросить посох, и тогда посох превратился в змею, и Моше тут же «бежал от нее» – это естественная реакция человека, видящего змею.
В Торе Змей появляется первый раз в главе Берешит, где он выступает в качестве главного действующего лица наряду с Адамом и Хавой. Змей по своей природе есть духовный враг человека, а не физический, он тот, кто выступает как желающий человеку добра, как страсть, искушающая его. Льстивым голосом он произносит медоточивые речи, обещая высшее образование («будете знающими добро и зло»), искусство и красоту («наслаждение… для глаз»). А главное – окончание полного подчинения Всевышнему, и отныне властитель – сам человек, и нет никого, кроме него: «и будете вы, как Б-г, знающими добро и зло». Вглядываясь глубже, мы обнаруживаем, что секрет очарования искушения Змея – это заносчивое эго в блестящей обертке разума. (Фактически Змей предлагает человеку прибрести новое, отдельное, собственное сознание вместо Б-жественного, естественного для него по природе творения.) Мы подчеркиваем, что это именно внешний слой разума, поскольку настоящий, внутреннее ядро разума, не заносчиво и не отрицает Б-га, а стоит перед Ним с настоящей скромностью и изумлением, стараясь постичь Его пути.
Женщина не устояла перед «сделкой», в которой переплелись отрицание Б-га и вожделения, а дальнейшее известно…
Но что она должна была сделать? Убежать! Чтобы не соблазниться хитрыми доводами злостного подстрекателя, нужно просто заткнуть уши, не вступать с ним в переговоры, обсуждения и споры (даже Всевышний, судя Змея, не дал ему слова и возможности оправдаться). С тех пор и по наши дни в нашей душе заложено естественное стремление убегать от змеи – от соблазна необходимо убегать. Поэтому Моше Рабейну поступил правильно, убегая от змеи (не была ли эта змея тем Змеем из главы Берешит?). Не верь Змею, даже если минуту назад он был невинным посохом в твоей руке, как сказано: «лучшей из змей размозжи голову», за исключением случая, когда есть конкретное повеление, указание и помощь Свыше, парализующие змея и превращающие его обратно в посох.
В Торе образ Йосефа-цадика служит эталоном человека, достойно выдержавшего испытание, удержавшегося и не отведавшего от этого «сладкого плода». История с Йосефом и женой Потифара – это апогей темы соблазнения в Торе. Там Йосеф, ясно понимая, с чем он имеет дело, и видя прямо перед собой сладко шепчущую змею, принимает единственно верное решение: бегство, как сказано: «и понесся (ваянас), и выбежал вон», точно также повел себя со змеей и Моше. Характерно, что слово ваянас фигурирует в Пятикнижии только в этих двух случаях – с Йосефом и Моше.
В истории Йосефа попытка совращения основана на отрицании Б-га: нет ни Судьи, ни Суда, и ради чего мы будем считаться с какими-то устаревшими взглядами на прелюбодеяние?! Оно запрещено? Кем? Здесь мы наедине, только ты и я, мы – люди свободные, можем делать все что заблагорассудится! Однако Йосеф придерживается иного мнения: «как же я сделаю это великое зло и согрешу перед Б-гом?»
«Заманчивое предложение» Наполеона еврейскому народу – новорожденные эмансипация и движение Аскала («Просвещение») – это змеиный яд в его современном воплощении.
Казалось бы, что не так? После многих поколений мрака порабощения, после веков запретов и истреблений, нищеты и истязаний, ненависти и отторжения народы мира, наконец, показывают нам новое, доброжелательное и улыбающееся лицо (и, возможно, это отражает определенный положительный сдвиг в мировоззрении народов мира и даже прогресс), и они шепчут заманчиво: «вам уже не нужно быть “народом, живущим отдельно”. Присоединяйтесь к нам строить новый мир, и мы будем одним народом, а вместо старого Б-га, угнетавшего нас (“поставившего пределы народам”), мы коронуем человека».
Но нет, первой здоровой реакцией должно быть именно ваянас (и побежал). Хотя и есть особенные личности, не опасающиеся Аскалы и могущие «войти с миром и выйти с миром», которые «съедают зернышки граната и отбрасывают кожуру», но большинству народа такого рода «прогресс» несет смертельную опасность потери простоты и искренности веры, сохранявшиеся из поколения в поколение. Однако это особенно гибельно для детей, на изучении Торы которыми зиждется наш народ. Их воспитание должно основываться исключительно на чистоте и святости Торы и не содержать опасные игры с кобрами.
Поскольку в этом мире нет ничего случайного, можно немало понять о Наполеоне из самого его имени в написании на святом языке: נפוליאון. Выделим в нем две составляющие: נפול и און.
Слово נפול имеет смысл «падение», и именно так оно используется в описании падения Амана в Мегилат Эстер.
Слово און, «он» означает «сила», «могущество», «эго». Надменное эго, коронующее самого себя и возглашающее: «Я буду править!» – и самонадеянно сбрасывающее с себя ярмо власти Неба.
Это слово было важным понятием и в древнем Египте. Потифар, например, назван в Торе коэн-Он, служитель культа Он. Этот культ можно понимать как поклонение силе и эго (так, фараон даже воображал себя богом). Слово Он, און может читаться также как אָוֶן, авен, «злодейство», т. е. культ Он это и культ злодейства. Конечно, хорошо замаскированного, но за высоким штилем лозунгов о прогрессе и братстве скрываются ужасные замыслы, выражающихся в страсти к убийству, подобно смертоносной змее.
И трудно не удивляться, читая слова Алтер Ребе, переданные нам его старшим сыном вторым Любавичским Ребе рабби Довбером, сравнивающие две стороны в той войне:
«Основной сутью ненавистника ]Наполеона[ были два момента:
– ]постоянный] гнев и стремление погубить бесчисленное количество душ, совершенно равнодушно и без эмоций, и решимость к полной победе вплоть до готовности к самоуничтожению и гибели;
– гордыня и высокомерие, [из-за которых он] приписывает все [достижения] своим силам и доблести, уму, руководству, порядку в вопросах ведения войны и таланту побеждать. Об этом сказано: “когда вознесется как орел”… поскольку каждый, возносящийся [над другими] и убежденный в собственных силах, говорящий “сила моя и доблесть моя [доставили мне этот успех]”, отбрасывает Провидение и веру, и упование на Всевышнего… унизит его Святой Благословенный до самого низа унижения и падения…
И напротив этого, [у другой стороны] – качества милосердия и добра… и само собой отсюда вытекает качество осознания своей малости вплоть до самоустранения, тогда он не ощущает свои силы и мощь своей руки, потому что, даже если весьма преуспел и добился результата, не припишет это себе вообще. Более того, ему как день ясно, что эти силы не его, так как он хорошо знает и осознает, что не [своей силой] побеждает человек, и не силой коня, и не силой разума [есть залог победы], но [успех в] войне – только от Всевышнего… И это качество совершенно очевидно для всех, кто имеет некоторые представления о нашем господине, Его Величестве Императоре, и обо всех его советниках и министрах. И мы видели, как велико его упование на Б-га, а также его скромность и смирение, и даже сейчас, при всех его успехах, он не приписывает их себе, а только одному Б-гу, как известно всем».
Так, рационально анализируя, мотивирует Алтер Ребе ожидаемое поражение самоуверенных французов, мнящих, что их сила и ум обеспечат им желанную победу. И это известный факт, что именно собственная спесь привела их к разгрому в той войне.
Схватить его за хвост!
Подведем промежуточный итог: Наполеон потерпел поражение от Алтер Ребе, хотя последний и заплатил высокую цену. Француз с трудом смог бежать из России с ошметками свой армии, и это подарило восточноевропейскому еврейству существенную отсрочку, ценность которой трудно переоценить, пока ветры «просвещения» не настигли и его (тогда как западноевропейское еврейство тяжело пострадало уже в то время).
Вернемся в наши дни.
Сегодня мы подошли вплотную к новому этапу. Мы упомянули, что Моше бежит от змеи, но наша цель – поймать ее: «и сказал Ãвайе Моше: “протяни руку свою и схвати ее за хвост!” – и протянул Моше руку свою, и схватил змею, и стала она посохом в руке его». Как правило, для того чтобы убить змею, нужно нанести ей удар в голову, как сказал Всевышний Змею: «они (люди) будут размозжать вам (змеям) головы», но в нашей строфе («протяни руку свою и схвати его за хвост!») заключается указание, что, когда мы дойдем до конца, до иквета де-Мшиха, «пяток (шагов) Машиаха», до самого хвоста змеи, который соответствует пятке в теле человека, тогда нам удастся схватить Змея и даже властвовать над ним без опаски.
Каким же образом? Один из основных законов Нистар, сокровенных глубин Торы, гласит, что любая клипа («шелуха», или «скорлупа» скверны, охраняющая сам плод чистоты и святости), после того как она исчерпывает себя, падает и умирает. Заряд Французской революции и Просвещения, вскормивший прогресс современного мира, также подходит к концу. Точнее, его энергия, отрицательная составляющая, практически иссякла. Попытка посадить человека на престол Б-га, поклоняться человеческому разуму и успеху и видеть только в них критерий истины и справедливости все больше и больше теряет свои блеск и привлекательность.
После того как развеялись все старые мифы, разваливается и обращается в прах и идол, называемый «человек», короновавший себя вместо Б-га, и в мире постмодерна (или уже пост-пост?) вместо фанфар военного марша Наполеона звучат совсем другие мелодии.
Буквально на наших глазах происходит переворот вселенского масштаба. С начала «движения Просвещения» еврейство, преданное Всевышнему, было вынуждено занять круговую оборону, и началось отступление иудаизма, медленное, но, казалось, неотвратимое. Ненасытная Аскала пожирала все хорошее, что попадало на ее пути, и общины падали к ее ногам одна за другой. Казалось, что традиционный иудаизм все больше и больше загонялся в тупик самоуверенным атеизмом и становился нерелевантным…
И вот чудо: пришло поколение поиска ответов и возвращения. Многоопытный Змей беспомощно валяется в стороне, а человек с воодушевлением ищет своего Творца.
В конечном счете сам Змей снова обратится в жезл Б-га! А вся красота, привлекательность, мудрость и разум смогут очиститься от вредных примесей и влиться в святость: «И будет играть грудной младенец над норою кобры, и отнятое от груди дитя протянет руку свою к логову гадюки. Не будут [они] делать зла и не будут губить на всей Моей святой горе, ибо полна будет земля знанием Б-га, как полно море водами».
Приложение: «Александр» как должность
И в заключение – «десерт».
Рассказывают, что Наполеон видел перед собой образ ярко-рыжего еврея, ведущего его в бой, – и побеждал. И только в сражении при Ватерлоо, где он потерпел окончательное поражение, этот образ не сопровождал его. Хасиды говорят, что это был образ рабби из Рыманува (сторонника Наполеона и соперника Алтер Ребе), который и в самом деле был рыжий. Заметим, что сражение при Ватерлоо произошло 10 сивана 5575 года, а рабби из Рыманува скончался немного раньше, 19 ияра того же года, т. е. тогда удалился защитник Наполеона…
Это напоминает известную историю из Гмары (Йома 69а) о встрече Александра Македонского с Шимоном-цадиком, Великим Коэном, вышедшим ему навстречу (при приближении Александра к Иерусалиму), чтобы оказать ему почет: «сошел ]Александр[ со своей колесницы и поклонился ]Шимону-цадику[. Сказали ему: “такой великий царь, как ты, кланяется этому еврею?!” Сказал им: “его образ побеждает передо мной в моих войнах!”». И в самом деле, Александр Македонский упоминается в еврейской традиции в положительном ключе, и рассказывается, что в признательность за его достойное и справедливое отношение к еврейскому народу многие еврейские мальчики были названы тогда его именем.
Есть также немало сходства между Александром Македонским и Наполеоном-Корсиканцем: оба – талантливые полководцы, любители науки и искусств, оба создали за очень короткий период мировую империю и т. д. Мудрецы (в Пиркей де-рабби Элиэзер 11) называют Александра Македонского восьмым по счету из десяти царей, «господствовавших над миром от края до края», следующим за ним, девятым, будет царь Машиах, а десятым – Сам Святой Благословенный. Так все заметные цари, начиная с Александра, по сути, пытаются осознанно или нет занять эту «должность» и стать его современным воплощением.
У Наполеона был этот потенциал, но реализация его зависела от решения великих цадиков. Рабби из Рыманува придал Наполеону большѝе силы, однако Алтер Ребе постановил, что «современным Александром» является не Наполеон, а русский царь, даже названный Александром в честь Македонского. Так «господин наш Александр» стал тем, кто унаследовал в том поколении «искру» Александра Македонского, поэтому он и победил.
Александр Македонский олицетворяет собой правильный и желательный контакт между народами мира и евреями. В отличие от злодея Антиоха, он умел ценить святость Ам Исраэль, а Шимон-цадик настолько очистил в нем эту «хорошую искру», что имя Александр стало общепринятым еврейским именем.
Сам Шимон-цадик был своего рода продолжением Йосефа-цадика, но, в отличие от последнего, он не подвергался искушению, от которого следовало бежать, и был в состоянии гармонично сотрудничать с другими народами, о чем сказано: «и сделаю тебя народом завета, светочем для народов».
Из книги Искры из глубин р. И . Гинзбурга в нашем переводе http://rabbiginsburgh.ru/rav-ginsburgh/

Запись опубликована в рубрике Вместе с праведниками. Добавьте в закладки постоянную ссылку.