Еврейский народ – происхождение из прошлого. Народ как все народы?

nafshiУ еврейского народа и остальных народов можно найти много общих черт. Однако наряду с этим у него есть свои характерные черты и своя уникальная история.

Если «народ» – это группа людей, которая передает из поколения в поколение коллективное наследие, тогда мы – народ. Но было бы неправильно сказать, что мы появились так же, как все народы. Формирование нации происходит в результате длительного исторического развития группы людей, которые поселились в одном месте и начали обустраивать жизненный и общественный уклад, развивать культуру, экономику и язык, отделяющие их от других и со временем превратившие их в особый «народ».  Связь между людьми, начавшими составлять этот народ, создается на основе их проживания в одном месте на определенной территории. Не так народ Израиля.

Хотя и семья Тераха, особенно его сын Авраам, странствовали по Земле Израиля и осели на ней, а потомки праотцов, вернувшихся из Египта, проживали в Эрец Исраэль на протяжении многих сотен лет, как все народы, однако между ними есть много отличий:

  1. Авраам и его семья совершенно не пытались смешаться с другими группами, жившими на Земле Израиля, чтобы образовать единую национальную общность. Наоборот, они стремились жить отдельно, и в то же время старались влиять на свое окружение, не сближаясь с ним и не ассимилируясь.
  2. Семья Авраама не развилась как народ, привязанный к Земле Израиля, а спустилась в Египет и вернулась в Эрец Исраэль только после многих поколений, как народ, который появился на свет вне своей территории, после того как был в плену у сильной языческой державы.
  3. В жизни других народов религия является важным, но не образующим элементом. Только у народа Израиля принадлежность к религии образует национальную принадлежность. Есть французы-христиане и французы-мусульмане; англичане-христиане и англичане-язычники, но нет евреев-христиан и евреев-мусульман. Определение «еврей» относится как к религии, так и к национальности.
  4. Народ Израиля отличается глубоким чувством взаимной ответственности и солидарности между всеми евреями в мире, даже после потери тех признаков, которые Сталин считал определяющими для народа. Если все характеристики нации у нас действительно «окаменели», по словам Сталина, что же заставило массу евреев в Москве в 1948 году прийти к хоральной синагоге на улице Архипова, чтобы приветствовать посла Израиля? Что заставило сэра Моше Монтифиори помогать евреям по всему миру? Что побудило семью Ротшильд приобрести земли для жителей Эрец Исраэль? Почему Моше Рабейну пришел на помощь своим братьям, находившимся в египетском рабстве? Почему судьи Израиля, цари Израиля и его герои поднимались, чтобы помочь своему народу на протяжении всей истории? Почему бойцы подразделения Сайерет маткаль рисковали жизнью, чтобы спасти еврейских заложников во время операции «Энтеббе» в Уганде в 1976 году? Почему государство Израиль послало своих солдат, чтобы во время героической и опасной операции спасти евреев Эфиопии и тайно перевезти их в Эрец Исраэль?

Когда все началось?

Первая «ячейка» народа – это семья. Семья Авраама вышла в путь, чтобы найти новую землю; это был выход одной семьи, а не случайной группы людей; они вышли по повелению Всевышнего. Хотя Тора и не объясняет причину перехода отца Авраама, Тераха, из Ур Касдим в Харан, его семья – это первая упоминаемая в Торе группа со времен Адама, которая сформировалась как семья с общей целью.

Семья Авраама хранила свою уникальность среди окружающих народов, и поэтому Авраам послал своего раба Элиэзера, чтобы найти для своего сына Ицхака жену не из жительниц Страны Израиля, и Ицхак также повелел своему сыну Яакову жениться на ком-то из дочерей своей семьи, а не из жительниц страны, которые проживали рядом с ними.

На второй стадии образования народа Израиля – при переходе от семьи к народу – снова подчеркивается важность глубинной принадлежности к семье праотцов и к вере в единого Б-га. Эта принадлежность находит свое выражение в двух важных условиях, которые должны были быть выполнены при Исходе из Египта: поедание пасхальной жертвы всеми членами семьи и обрезание. Не язык или одежда, не клятвы верности человеку или группе превратили их в один народ, а вера в единого Б-га и принадлежность к семье, заключившей с Ним союз-брит, – именно они создали из них народ.

Таким образом, народ Израиля возник не в обычных рамках естественного исторического развития, а в процессе «революции» в истории человечества.

Некоторые (например, Рамбам) утверждают, что эта революция связана с историей человеческой веры: после того, как человечество отошло от веры в единого Б-га, которая была верой Адама, первого человека, Авраам самостоятельно вернулся к этой вере. И тогда Всевышний явился ему в пророчестве, его семья перебралась в Землю Израиля (которая тогда называлась «страной Ханаан») с особой Б-жественной миссией. Эта же семья спустилась в Египет и вновь поднялась, уже как народ, в Эрец Исраэль, а по дороге Святой Благословенный Б-г явился на горе Синай всему народу и заключил с ним нерушимый союз.

Другие (например, рабби Йеуда Галеви и рабби Моше-Хаим Луццатто) описывают эту революцию как раскрытие связи между Творцом и человеком. Та особая связь, которая была у всего человечества со времен Адама, открыто проявилась в семье Авраама и нашла свое выражение в пророчестве. Семейство праотца Авраама получило это благословение ради всего человечества в целом. Таким образом, мы видим не историческое развитие, а однократное откровение, дарованное всему народу, потомкам Авраама, покинувшим Египет.

 Выбор с обязательством на будущее

Тора называет группу людей, которые сами по себе являются народом, ам или гой («народ»). С момента синайского откровения народ Израиля удостоился называться «избранным народом» (ам сгула). Что такое сгула и каков смысл выражения ам сгула?

Казалось бы, народ Израиля был избран еще во времена патриархов, а при Исходе из Египта этот народ вышел в путь уже как самостоятельная нация. Но избрания Авраама и данного ему обещания недостаточно; чтобы народ Израиля удостоился жить на земле Израиля и получить благословение Авраама, он должен принять на себя не только связь со своим прошлым, но и свое будущее предназначение. Все, что произошло до сих пор, актуально при условии причастности к синайскому откровению, во время которого весь народ заново заключает союз с Б-гом и обязуется идти по пути, который Он ему указал. Только тогда Всевышний обещает, что сыны Израиля станут «избранными из всех народов» (сгула миколь а-амим, Шмот 19, 5). Десять заповедей – это основные положения тех повелений, которые были услышаны с момент заключения завета с Б-гом на горе Синай. А подробное их изложение составляет содержание всей Торы.

Слово сгула упоминается в Танахе всего шесть раз. Его дословный перевод – «сокровище», или «сейф, охраняемая собственность». В более широком контексте, относящемся к народу, это означает «обещание»: если народ Израиль будет хранить завет, Всевышний будет его охранять особым образом, как охраняют сокровище. Этот присмотр (ашгаха) необязательно означает только вознаграждение и особенно доброе отношение, он подразумевает и строгое требование следовать по указанному пути, а также наказание в случае необходимости, иногда даже более строгое, чем наказания других народов.

Когда народ Израиля принял на себя завет на горе Синай, они сказали: «Сделаем и выслушаем» (наасе венишма) – в будущем времени, а не «мы сделали» или «мы выслушали». Таким образом, народ определяет не только его прошлое, но и то обязательство, которое он принял на себя в качестве своего грядущего предназначения.

Избранность еврейского народа покоится на двух основах – выбор в соответствии с прошлым и выбор в соответствии с будущим. Рабби Йосеф Дов а-Леви Соловейчик[1], один из главных лидеров американского еврейства и один из величайших еврейских мыслителей нашего времени, указал на два завета, принятых на себя еврейским народом: завет судьбы и завет предназначения.

Завет судьбы – это завет между Б-гом и народом Израиля, который не может быть нарушен ни при каком условии, ни из-за образа жизни, ни из-за результатов каких-либо действий. Благодаря этому завету каждый еврей связан с любым другим евреем, этот завет требует от него это брать на себя ответственность и сочувствовать любому другому еврею, радоваться его радости и беспокоиться из-за того, что беспокоит его.

Завет предназначения – все евреи связаны между собой в силу общей миссии. Обязанностью каждого еврея является «превзойти себя и уподобиться Творцу», то есть требовать от себя больше, чем требует любая человеческая норма, жить в соответствии с повелением Творца мира, Б-га Израиля, и в соответствии с вечными ценностями, основанными на Торе и соблюдении заповедей.

Это и есть ответ на вопрос о сути еврейской идентичности. Действительно, общие язык, экономика, культура и территория – это средства определения народа, однако они не определяют его сущность. Еврей может «надевать» признаки идентификации народов, среди которых он живет, иногда он, вольно или невольно, отделяет себя через эти признаки от других народов, но это только средства определения. Его сущность – это глубинная связь евреев между собой и связь каждого конкретного еврея со всем народом Израиля (клаль Исраэль), связь судьбы и связь предназначения. Следовательно, вывод Сталина был ошибочным; народ Израиля все-таки является народом.

Обязательство государства Израиль принимать евреев из всех концов диаспоры основывается именно на этом и выражает глубокую общность судьбы всех евреев и их общее предназначение.

Народ Израиля как единый организм: любовь к евреям и взаимная ответственность

Синайское откровение стало своего рода «плавкой» сынов Израиля в один единый организм. Выражение «весь Израиль в ответе (аревим) друг для друга», или, в другой формулировке, «весь Израиль в ответе (аревим) друг за друга», образовано не от слова «смесь» (тааровет), то есть смешение ингредиентов, а от слова аревут – «поручительство», ответственность каждого еврея за своего ближнего и возможность повлиять на него, в хорошую или в дурную сторону[2].

Кроме личной ответственности перед Всевышним, на каждом еврее лежит также обязательство вести себя подобающим образом по отношению к своим братьям-евреям, поскольку он относится к общности Израиля. Эта ответственность позволяет также, с точки зрения Ãлахи, выполнить какую-либо заповедь вместо другого еврея, стать его посланником в выполнении этой обязанности[3].

Так растет по отношению к каждому еврею любовь в душе; так же, как человек жалеет себя и свое имущество, он должен чувствовать себя по отношению к ближнему. И так же, как еврей хочет, чтобы о нем говорили только хорошее и всегда судили о его поступках в лучшую сторону, он обязан вести себя и по отношению к каждому из народа Израиля.

Это обязательство и эта любовь ко всем евреям не отменяют симпатию и помощь, которую нужно оказывать любому человеку, еврею и нееврею, поскольку все люди произошли от Адама и созданы по образу Б-га.


[1] Рабби Йосеф Дов а-Леви Соловейчик (1903-1993) был раввином, главой ешивы, религиозным философом, одним из основоположников религиозного сионизма и движения Мизрахи и духовных лидеров ортодоксального еврейства в Соединенных Штатах.

[2] Сифрей, глава Бехукотай.

[3] Об алахических последствиях взаимной ответственности см. Бинтив а-яхид ве-а-хевра.

Запись опубликована в рубрике Блажен, кто верует. Добавьте в закладки постоянную ссылку.