Открывается и скрывается

226706  В 5484 году по еврейскому летоисчислению, когда рабби Исраэлю Бааль-Шем-Тову исполнилось 26 лет, к нему явилась душа пророка Ахия а-Шилони (Бааль а-Хай) в образе старца, который  открылся ему и объяснил,  что он должен делать в день своего рождения – 18-го Элуля и как он должен подготовиться к микве, чтобы освятить себя.

И описал ему то место в карпатских горах в районе города Китова, между первой и третьей горой, которое станет местом их постоянных встреч. Рабби Исраэль в точности выполнил все, что ему велел старец, и никто об этом не знал – ни жена и ни шурин. Но все заметили, что выражение его лица изменилось, и спросили его, почему он стал так бледен, но БеШТ сделал вид, будто он ничего не знает.

Прошло немного времени, и он понял, что для того, чтобы скрыть свои встречи, чтобы никто ничего не узнал, он обязан оставить деревню возле Язлавич, что в районе г. Китова. Поэтому он снял небольшую корчму вблизи карпатских гор, которой стала заведовать его жена, что позволяло цадику целыми днями напролет (кроме шабата) учиться у своего учителя, сидя в одной из пещер. Ребицэн пекла ему шесть хлебов, по одному на каждый день. Однажды он взял с собой на исходе шабата мешок с хлебами и к его удивлению придя домой к конце недели обнаружил, что мешок полон все теми же хлебами, он был так занят учебой, что за всю неделю ни разу не вспомнил о пище!

И так, начиная с «берешит бара (в начале сотворил)» и кончая «леэйней коль (перед глазами всего) Исраэля» (первые и последние слова Пятикнижия), его учитель Ахия а-Шилони продолжал обучать его в течение десяти лет.

Решимат дварим 3, ст. 14

Учение Ахии

Мудрецы не раз задавались вопросом, почему именно Ахия а-Шилони был учителем БеШТа. Любавический Ребе написал, что это нужно объяснять согласно сказанному в Каббале, что Рашби был перевоплощением Ахии а-Шилони, и поэтому он написал святую книгу Зоар, благодаря которой мы выйдем из галута милосердно. А продолжение раскрытия Торы Машиаха  - из Торы БеШТа, ученика Ахии, поэтому он тоже относится к тому же корню.

Ту же связь с Торой можно обнаружить также через другой известный образ – пророка Элияу а-Нави, бывшего учеником Ахии а-Шилони. Предназначение пророка Элияу в том, чтобы быть предвестником шагов Машиаха, и он приходит в каждое поколение, чтобы помочь там посадить ростки Торы в самой реальности.

Таким образом, учение БеШТа, являющееся началом Торы Машиаха в мире, происходит от Ахии а-Шилони (как это объясняется в этой и многих других книгах). Хасидизм построен на тех же самых основах, которые заложил Ахия и развил Рашби. Об этом учении БеШТа ответил царь Машиах: «когда придет господин – ты об этом узнаешь, когда твое учение станет известным, откроется миру, и распространятся твои источники наружу!»

Бааль а-Хай

Ахия а-Шилони называют также Бааль а-Хай по имени двух самых возвышенных частей Души – хая и йехида. Их свет не открывается внутри сил самой души, а окружает ее сверху, создавая внутри нее особое ощущение вдохновения, выражаемое через простую веру и самоотверженное желание выполнять волю Всевышнего при любых условиях. Написано во многих источниках (включая и эту книгу), что основное новаторство БеШТа связано с введением понятия света вдохновения (ашраа). Во всех своих учениях и действиях он внедрял в реальность понимание верхнего света, который до него был спрятан и неизвестен. Простая чистая вера, характеризующая настоящих хасидов, полная самоотверженность без каких-либо расчетов и уловок, это те качества, которые укоренились у тех, кто воспитывался «на коленях» Торы Бааль-Шем-Това, буквально раскрывающей душу для реальности самого Святого Благословенного.

Б-жественный свет спускается Сверху тремя способами: иштальшелут (развитие), итлабшут (одевание), ашраа (вдохновение). Иштальшелут (развитие) – это когда какая-либо причина способствует появлению определенного события, а фактор вызывает некое следствие, и так создается длинная цепь, с самого верха до самого низа. Несмотря на то, что связь здесь непрерывная, расстояние между главой и окончанием цепи очень большое. Итлабшут (одевание) – это когда верхнее звено буквально одевается в нижнее. Тут связь намного более живая, но все же после итлабшута верхнее не видно таким, какое оно есть на самом деле. Его можно постигать посредством «одевания», но его истинная суть остается нам неизвестной. Ашраа (вдохновение) – когда верхнее полностью находится здесь без того, чтобы сократить себя до границ нижнего. Недостаток понятен: сколько уж нижнее (то есть мы сами) может ухватить на самом деле? Но преимущество несомненное: хотя действительно не видно и  действительно не слышно, и в самом деле непонятно.  Но что-то есть, и та ощущаемая капля —  вдохновение, получаемое буквально от самого Святого Благословенного! Может ли быть что-то похожее во всех мирах иштальшелута и итлабшута?!

Объясняется, что разрыв между тремя теориями — это также и разница между тремя видами Каббалы – Каббалы Рамака, Каббалы Ари и Каббалы БеШТ. Главное в теории Рамака – это порядок развития, построение всей картины в полный рост – что выше, что ниже, и каким образом самые нижние ступени связаны с самым верхним источником. Каббала Ари восходит еще выше, она описывает итлабшут – как одеваются верхние парфуцим (построения) один в другой, как влияют верхние на нижних согласно своим желаниям, как начинает жизненная сила пульсировать  в «камнях» построения иштальшелута. БеШТ поднимается даже еще выше, «подойдя к тому месту в тумане, где находится сам Всевышний» – находя спрятанные разрывы между верхними и нижними, выясняя и доводя до нашего сведения, что единство пронизывает абсолютно все, на самом деле верхний буквально находится в нижнем!

(О), если бы ты был мне брат

Ахия а-Шилони пророчествовал царю Израиля, известному своей безнравственностью и вводившему других в грех – Яроваму сыну Невата. Он предсказывал ему предстоящий распад народа Израиля на два различных царства, и даже выполнил символический почин этого разрыва буквально своими руками.

Ахия от слова איחוי (сращивание). Его имя учит нас, что в его силах способствовать возвращению былого единства. Всевышний никогда не наносит удар, не приготовив предварительно перед этим компресс. Поэтому, тот, кто может говорить с таким большим нечестивцем, передавая ему слово Б-га – он же вырывает царство из его рук. Именно он, потому что в конце концов он открывает свет в мире на более поздней стадии, сращивая произошедший разрыв. Этим особым свойством соединения очень отличался наш учитель рабби Исраэль, который относился по-братски к каждому еврею («о, если бы ты был мне брат»), поскольку своим внутренним взором умел с самого начала сращивать все разрывы, будто бы их не было вообще. В его Учении объясняется, что действительно еврей никогда не грешит, что весь грех только внешний и никогда не касается внутренней точки – сути Израиля – пребывающей всегда в единстве и мире с Творцом.

Секрет танца

В период аренды заезжего двора БеШТ отдалился на некоторое время от поселения и от контактов с людьми. Тем не менее, в этом не только не было ничего, что бы отдалило его от продолжения выполнения возложенной на него миссии, а наоборот – это было частью естественного процесса спуска и подъема – движения, при котором подъем сменяется спуском, а спуск плавно переходит в подъем, и вновь ему на смену приходит спуск и т. д.

Мудрецы говорят, что и сам Машиах открывается и скрывается. При жизни рабби Исраэля его суть открылась двумя способами: В период после открытия его свет был настолько абсолютным и ясным, что невозможно было в нем ошибиться. Это аспект Машиаха, после его открытия, когда он становится царем Израиля – «Царь видит перед собой твои глаза». И как рассказывалось выше, БеШТ открылся после изучения им строфы «перед глазами всего Израиля».

В период, предшествующий открытию, его солнце сияло между щелями сокрытия по принципу: «открывает с ладонь, а скрывает вдвое больше». Были такие, кто замечал в нем искру потенциального Машиаха, а были и такие, что не видели в нем ничего особенного. Временами он сам открывался и влиял на людей, а временами скрывался от людских глаз. В Торе БеШТа  этот процесс сравнивается с танцем. В отличие от хождения, непрерывно продвигающегося к своей цели, танец состоит из фаз приближения и отдаления танцующих друг от друга – шаг вперед, два назад. Подобным образом обстоит дело и в жизни каждого человека, продвижение вперед и отступление являются частью одного целого – желания приближения к Благословенному Творцу. И так же, как в танце невозможно приближение без отдаления, есть времена, когда Всевышний скрывается от наших глаз, даже от самой попытки приблизиться к нему.

Именно из периода сокрытия можно извлечь неожиданно много пользы: ведь он на самом деле усиливает страстное стремление, предоставляя возможность смело пылать желанием «идти за Мною по пустыне, по земле незасеянной», и таким образом строятся исправленные и достаточно сильные духовные сосуды, необходимые для вмещения большого света.

Легкий пост

БеШТ считал, что совсем не нужно мучать свою плоть (сигуфим) и голодать. Однако описываемый здесь пост – когда он настолько был занят учебой со своим наставником, что всю неделю забывал поесть – принципиально отличается от других. Он не голодал ради голодания, как это делают намеревающиеся разбить и ослабить свое тело, а этот пост был без всякого на то намерения. Сильная сосредоточенность во время учебы и приверженность Б-гу приводят к  полному забыванию нужд тела, подобно Моше Рабейну, питавшемуся словами Торы, пребывая 40 дней на горе Синай.

Часть проблем, которые БеШТ видел в сигуфим, была в том, что люди склонялись видеть в них самостоятельную цель, как действия, выполняя которые они автоматически получат высокие баллы и поднимутся на более высокий уровень, отдаляясь по сути от внутренней точки — «Рахмана либа бая — Всевышний хочет наше сердце!» Таким образом у аскетов росло ощущение собственной значимости в своих глазах, ведь они достигали высокого уровня истязания плоти, а на самом деле лишь отдалились от внутренней точки, ради которой они хотели первоначально поститься – очищения от грубых проявлений животной души и устранения эго.

Поэтому именно такой пост в глазах БеШТ приемлем, поскольку с точки зрения Алахи он вообще не считается постом – ведь человек не принял его на себя. Гарантировано, что такой пост будет угоден Всевышнему, он не вызовет в забывшем поесть гордыню, урон от которой больше возможного выигрыша от самого поста.

Есть сильное  толкование самого рабби Исраэля: «Если спрячется человек в тайнике и разве я – не увижу его? – сказал Авайе». Однако «Если спрячется человек в тайнике и разве я не – увижу его? – сказал Авайе». В чем разница между этими двумя различными, но очень похожими на первый взгляд прочтениями одной и той же строфы? Речь здесь идет о человеке, занимающимся  в уединении вдумчивым самоанализом, прячась в безлюдных местах и служа Всевышнему особыми способами. О нем сказано, что если после всех этих действий он по-прежнему остался с все тем же раздутым «я», стремящимся в основном получать от самого служения эгоистическое удовольствие, — «не увижу его – сказал Авайе». Но лишь если «я не» — особое служение не усиливает его эго, а происходит на самом деле ради Всевышнего, тогда «увижу его – сказал Авайе».

перевод рассказа и комментария на него Адассы Кочубиевской  (из книги р. Ицхака Гинзбурга «Свет Исраэля» 1, 141)

см. еще на нашем блоге:  http://kabbala2all.ru/

Запись опубликована в рубрике Вместе с праведниками с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.