Потрясающие истории: Ключ хасидизма

ключ

http://kabbala2all.ru/

Рассказывал хасид реб Гершон Дубер от имени рабби Гилеля из Паричей:
Когда рабби Шнеура-Залмана из Ляд, арестованного властями за подозрение в измене царю, везли через город Невель, один из солдат постучался в еврейский дом, чтобы напиться воды, и сказал между прочим хозяину: мы везем вашего Ребе в Петербург!
Выскочил человек на улицу к Ребе, и сказал ему рабби Шнеур-Залман: «Благослови меня, ведь ты коэн!».. Эта новость быстро разошлась по всему городу, и множество люди сбежались туда.
После освобождения из-под стражи рабби Шнеур-Залман возвращался домой, и он снова проезжал через Невель. Жители встретили цадика с большой радостью и торжеством.
Сказал им Ребе: «Вы хотите, чтобы я рассказал вам что-нибудь из учения хасидизма или историю?» И поняли хасиды, что есть тут намек, и что эта история будет совершенно необычной, и ответили, что выбирают рассказ. И сказал им рабби Шнеур-Залман: «Расскажу вам о том, как появилось в мире учение хасидизма».
Стало однажды известно Бааль-Шем-Тову, что есть в некоем небесном чертоге одно святое имя, а ключ от этого чертога находится в руках Самаэля (в оригинале – Самэх-Мем, так обозначают Самаэля, ангела смерти).
Впоследствии стало известно, как этот ключ попал в руки Самаэля: когда должен был быть разрушен второй Храм, Самэх-Мем воспротивился этому, поскольку Вавилонское изгнание после разрушения первого Храма длилось всего 70 лет, и он опасался, что с разрушения второго Храма до конца галута и строительства третьего, последнего и вечного Храма, пройдет тоже короткое время и он сам, Самэх-Мем, быстро закончит своё существование, ему было обещано, что святое Имя, от которого зависит Геула будет в его руках, и он сможет сам продлевать этот галут как ему заблагорассудится.
И тогда решил Бааль-Шем-Тов, что он «спустит» Самаэля с Небес вниз, в этот мир, и заберет у него это Имя.
Однако цадика предупредили Сверху, что это очень опасное дело – привести Самаэля вниз. И ответил на это БеШТ: «Я не боюсь, ведь так мне завещал отец, чтобы я не боялся ничего из сотворенных, а только одного Благословенного Б-га!» И он спустил Самехмэма вниз.
И спросил его Самэх-Мем: «Как ты не побоялся побеспокоить меня и опустить сюда?! Ведь с самого Сотворения мира я был в этом мире лишь дважды, во время греха Древа познания и во время разрушения первого Храма» Но Бааль-Шем-Тов вырвал из его рук «внешнюю сторону» того Имени, и из него-то и появилось всё учение хасидизма. А «глубинный аспект» этого Имени осталась в руках Самэх-Мема до тех пор, пока не придет Шило (одно из имен Машиаха), который заберет у него это Имя, дай Б-г, в наше время.

По книге «Оцар сипурей хабад», ст. 216

«Заглотнет изобилие он — и изрыгнет»

Дважды спускался Самэх-Мем в этот мир перед тем, как Бааль-Шем-Тов вынудил его спуститься против его желания, и еще один раз – как говорится в конце истории – он спустится в будущем.
Выходит, что четыре раза Самэх-Мем должен появиться в нашей реальности: дважды он побеждал, и дважды проиграет. Можно лучше понять внутреннюю суть этого, если внимательно вдуматься в сущностный порядок следования четырех букв Имени Ãвайе (י-ה-ו-ה).
Спуск Самэх-Мема во время греха Древа познания нанес ущерб букве йуд (י)Имени Ãвайе, которая символизирует согласно Каббале образ мышления «отца» (мохин дэ-аба). В результате этого греха суть связи между Святым Благословенным (как Отца) и Его миром – впервые – была повреждена, осквернена и нарушена его детьми.
А спуск Самэх-Мема во время разрушения Храма причинил ущерб букве hей (ה) , которая символизирует согласно Каббале образ мышления «матери» (мохин дэ-има). Храм – это место, которое мы построили и «отшлифовали», подобно жене, готовящей и украшающей свой дом в честь своего мужа-возлюбленного.
Мохин дэ-има – это «место» встречи между Б-гом и нами, причем очень важно как мы ощущаем и воспринимаем свет Всевышнего в нашей реальности. С разрушением Храма исчезло неповторимое и непередаваемое никакими словами ощущение этой волнующего и единящего «свидания», и огромная бездна-пустота разверзлась в душах Израиля.
Третий спуск, который Самэх-Мем был вынужден сделать против своего желания, по велению Бааль-Шем-Това, соответствует букве вав Имени Ãвайе, что подразумевает шесть качеств души. Здесь происходит существенный перелом:
Буквы йуд и hей относятся к внутренней, сокрытой, части Имени Ãвайе, содержащей в себе исчезнувший свет, который не известен нижним мирам таким, какой он есть.
Буквы вав- hей (ו-ה) берут свет оттуда, из внутренней части Имени, и опускают его в нашу нижнюю реальность. Намек на это можно увидеть в самой форме буквы вав, которая тянется-спускается сверху вниз, тем самым продолжая из корня Имени концентрированную точку буквы йуд (י).
Главное внимание Самэх-Мема концентрируется на точке перехода с внутреннего уровня на внешний, его задача – не позволить верхнему свету спуститься и реализоваться на практике. Пока все скрыто-опечатано и остается лишь в пределах мыслей и желаний, вполне можно воспрепятствовать их материализации посредством многих отговорок и предлогов. Но когда они, в конце концов, «обрастают кожей и сухожилиями», уже невозможно повернуть колесо вспять.
Наши мудрецы выразили это в известном изречении:
«[Б-г клянется своим «троном» ] (כי יד על כס י-ה), — что война у Него против Амалека, из поколения в поколение». Почему не написано полное Имя Ãвайе (י-ה-ו-ה), а только его половина (י-ה)? Сказал рабби Леви от имени рабби Хама бар Ханины: как бы все время, пока есть потомки Амалека в мире – не Имя Его едино, не трон Его. Будет уничтожено его потомство – будет совершенным и Его Имя и трон Его.
Сила Амалека (Амалек) – в его способности отделить голову (лимлок) от тела, т.е. воспрепятствовать свету разума спуститься к сердцу и превратиться в эмоции и инструменты воздействия. Но если уже святость стала свершившейся реальностью и укоренилась и развилась в нижних уровнях мироздания, то есть духовный свет просочился так глубоко, что буквально «поселился» в этом мире – с этого момента он бессилен что-либо сделать.
В точке перехода начинается поражение Самэх-Мема, Бааль-Шем-Тов побеждает его потому, что именно в этом месте его сила наиболее велика. Хасидизм освещает жизнь в этом нижнем мире верхним, сокрытым, светом. Он не намерен позволить ему оставаться в верхних мирах, как хотел бы Самэх-Мем. Эти шесть очень человеческих эмоциональных наклонностей, в которых перемешано добро и зло, хасидизм настолько освещает светом самой сути души, что они меняют свою изначальную природу, обнаруживая свою Б-жественную сущность во всей первозданной чистоте.
Даст Б-г, и очень скоро мы удостоимся того времени, тогда Самэх-Мем будет вынужден спуститься в четвертый, последний, раз в этот мир, только для того, чтобы Машиах вынудил его навсегда изрыгнуть то, что он заглотил – «Заглотнет изобилие он — и изрыгнет, Б-г исторгнет [все] из его чрева». Этот спуск соответствует последней букве hей Имени, подразумевающей сфиру малхут и служение Всевышнему выполнением Торы и ее мицвот в повседневной жизни.
Именно выполнение простого материального действия согласно воле Б-га более чего-либо другого выражает полноту власти Творца и Его присутствие в этом мире. В свете этого проявления Всевышнего в нашем мире, у Самэх-Мема не остается никакого выбора, кроме как вернуть всю свою власть и влияние к его источнику, тем самым усиливая и укрепляя власть царя Машиаха.
Согласно этой истории, БеШТ забрал у Самэх-Мема святое Имя, которое является ключом хасидизма. Хотя он забрал только внешнюю часть Имени, внутренняя часть его всё еще скрыта для нас, пока не придет время.
Видимо Имя, которым «ваяли» хасидизм – это Имя Тов (טוב), его гиматрия равна гиматрии особого Имени אהוה — - «את השמים ואת הארץ…» («…небо и землю»). Причем в каждом Имени есть две стороны: внешнее его проявление, когда его составляющие «собираются» из разрозненных элементов в одно целое, и внутреннее проявление – обнаружение простого сущностного единства, что выше всякой разрозненности.
Бааль-Шем-Тов удостоился открыть, как можно быть одновременно «в мире и вне мира», каким образом объединить разрозненность и познавать, что Всевышний «удалился из этого мира» не в буквальном смысле (что на самом деле Он, оставаясь невидимым, постоянно присутствует в любой его точке: «цимцум ло ке-пшуто»). Однако, и в будущем эта тайна не будет раскрыта, как это может быть: как всё едино и цимцум (сокрытие) не скрывает ничего.
И в самом деле, это видно намеком в самого Имени אהוה, у которого есть «тыльная» и «лицевая» стороны:
א אה אהו אהוה –
Это его «тыльная» сторона, гиматрия которой равна шести (вав) в квадрате, что соответствует букве вав в Имени Ãвайе, исправлением которой занимался БеШТ (как объяснялось выше), а также шестому дню недели, дню, предшествующему шабату, в который БеШТ впервые открылся.
אהוה הוה וה ה –
Это его «лицевая» сторона, гиматрия которой равна семи в квадрате, что соответствует седьмому дню недели – «дню, который наполнен покоем и отдыхом вечной жизни».

«Избавь от пса единую мою»

Из этого объяснения мы можем сделать важный вывод: на более глубоких уровнях души, несмотря на ее чувствительность и кристальность, есть немало путаницы. Там прилагает Самэх-Мем свои основные усилия, и ему нередко удается нас запутать, воспрепятствовав нашему продвижению. Эти задержки проявляются как сомнения разума, затрудняющие нас держаться за веру и служить Всевышнему искренне и бесхитростно.
Поэтому мы должны знать и помнить, что если только мы на самом деле бесстрашно и самоотверженно найдем в себе силы «перейти по мосту» навстречу служению сердцем, непременно обнаружится в нашем служении то высокое качество, которое выше разума – точка самой сути души, где у Самэх-Мема нет никакого влияния. Это обнаружение — непреложный факт, и своим утверждением он излучает отраженный свет на душу человека, который это делает, помогая ему навести порядок в сердце: теперь он будет все реже и реже попадаться на уловки и хитрости Самэх-Мема.
Особое свойство самоотверженности ради служения Всевышнему исходит от ехиды – той самой высокой части души, которая всегда в объятии с Ним и прилеплена к самой сути и сущности Благословенного, и благодаря чему у нас открываются такие большие силы, против которых нет ничего, что могло бы устоять!
Царь Давид открывает в Теилим, что именно эту силу крадет у нас Самэх-Мем и прячет в своих кладовых: «Избавь от меча душу мою, от пса – единую мою». Именно ехида находится в плену у пса. Всеми другими частями души занимаются посланцы Самэх-Мема, но с самой сутью души он обязан сражаться сам.
Праведный Машиах – всеобщая ехида душ народа Израиля. Он исправляет всю реальность согласно сути и сущности Благословенного, ибо лишь от Него истинное исцеление всего. В качестве подготовки к его появлению от нас от всех требуется открыть как можно больше света своей ехиды – искру Машиаха, что в нас – и тогда из маленького языка пламени образуется и поднимется вверх его большой факел.
Возможно поэтому сказано о поколении Машиаха «лицо поколения как морда пса», что в этом поколении уже невозможно ускользнуть от фронтального состязания с тем самым псом и от неизбежной необходимости вынуть из его пасти то, что он проглотил.
Бааль-Шем-Тов открывает эту новую эру посредством потрясающего раскрытия ехиды души. Не бояться ничего в этом мире, даже не появления Самэх-Мема собственной персоной, а только самого Б-га Благословенного. Тот, кто идет с этой силой, преодолевает любые препятствия.
Перевод Ш. и А. Кочубиевские (из книги р. И. Гинзбурга «Свет Исраэля» 2, 30)
Заказы новых книг по иудаизму в нашем переводе можно сделать по тел. 054-798-9682

Запись опубликована в рубрике Вместе с праведниками. Добавьте в закладки постоянную ссылку.